военный лётчик Анатолий Копыркин — об эвакуации американцев из кабульского аэропорта — РТ на русском

Новости России


На телеэкранах всего мира шокирующие кадры: идут на взлёт транспортные самолёты ВВС США, буквально облепленные афганцами, которые пытаются покинуть страну после победы талибов*. Толпа потенциальных беженцев на взлётно-посадочной полосе аэропорта свидетельствует о панике и неразберихе — прежде всего у американских специалистов. Такое мнение в интервью RT высказал заслуженный военный лётчик России, полковник в отставке Анатолий Копыркин. В 1993 году ему было присвоено звание Героя Российской Федерации за вывоз персонала российского посольства из Кабула, который тогда впервые захватили талибы. Забрав под обстрелом экипаж подбитого на взлётной полосе другого нашего Ил-76 и дипломатов, включая иностранных, он сумел взлететь на ободах пробитых колёс и посадить перегруженный самолёт на узбекском аэродроме Кокайды.

— Анатолий Степанович, как вы оцениваете эвакуацию американцами своих граждан из Кабула?

— Фантастический бардак. Смотрю новостные выпуски телевидения и поражаюсь. Такого беспорядка, чтобы во время выполнения полётов на взлётно-посадочной полосе находились сотни людей, прежде и представить себе не мог. Нет, бегущих в панике к самолёту людей я видел. К моему Ил-76 в Анголе однажды сотни две африканцев подбежали. Шли бои, и из провинциального городка пытались вылететь люди, боящиеся расправы наступавших мятежников. Но, во-первых, я приказал своему экипажу поднять рампу. Вплоть до того, что чуть руки одному из особо настырных беженцев не прихватили. Но он понял, что русские лётчики не шутят и вовремя спрыгнул.

Военный самолёт — зона неприкосновенная. Войти на борт разрешается только, если это позволяет командир. Во-вторых, я дал команду кубинцам — их воинское подразделение охраняло аэродром — организовать посадку группами. Не особо церемонясь, они прикладами вытолкали людей за пределы ВПП, а затем к Ил-76 организованно подходили группы по 20—25 человек. Загрузившись, мы спокойно взлетели. В ином случае, при захвате самолёта толпой лежали бы сейчас в джунглях белые косточки и африканцев, и членов нашего экипажа. Авиация — это порядок, как бы сами лётчики об этом не шутили в курилках.

— Несколько афганцев на высоте выпали из ниши для шасси взлетевшего «Геркулеса» — разбились насмерть. Пентагон для охраны процесса эвакуации посольства своей страны дополнительно послал в Афганистан 3 тыс. спецназовцев, потом появилась информация, что ещё тысяча вооружённых солдат прилетели. Почему они не могут организовать спокойную работу воздушного моста?

— У меня простое объяснение: боятся. Банально боятся. Надо применить силу. Иначе бьющуюся в панике толпу не остановить. Но насилие может вызвать ответное насилие. И здесь, видимо, паника «пробила» американских офицеров. Военное командование США не уверено, что их «рэмбо» справятся с безоружными афганцами. Возможно, сами горе-солдаты об этом это говорят своим горе-командирам.

— Поэтому всё в международном аэропорту Кабула и пущено на самотёк?

— Да американцы с первого дня своего присутствия в Афганистане боялись местных жителей! Вы знаете, я не только вывозил наше посольство из Кабула в 1992 году. В 2001-м, после изгнания талибов*, мой самолёт первым прилетел в столицу Афганистана с новым составом российской дипломатической миссии. Потом наш экипаж занимался переброской за Гиндукуш мобильного госпиталя МЧС, не раз вылетал с грузами гуманитарной помощи для афганского населения.

Ночевали мы в городских гостиницах, поначалу, чего скрывать, было тревожно. Но раз за разом к нам, услышав русскую речь, подходили местные жители. Многие ведь учились в Советском Союзе во времена нашего выполнения «интернационального долга». Улыбались, пытались приобнять. Лично мне говорили многие: «Вы, шурави (советские.— RT), настоящие воины. С вами война была честная. А американцы — трусливые шакалы. К их солдату подходишь, он на тебя сразу ствол своего автомата наводит. От страха перед невооружённым. Как можно уважать человека, который всего боится?»

Так было в 2001-м, а сейчас финальная точка, апофеоз американской трусости.

Взлёт под огнём

— Вам самому не было страшно, когда 29 лет назад взлетали под обстрелом из Кабула? Как это было?

— Некогда было бояться. В минуты опасности работаешь как автомат. Мы изначально находились в готовности к вылету в Афганистан. Первый приказ подготовить экипажи и самолёты для полёта в Кабул поступил к нам в полк ВТА, дислоцированный в Новгородской области, в самом начале 1992-го. Приказали всем отобранным лётчикам получить загранпаспорта. Считалось, что летим в загранкомандировку. Потом — долгое затишье. Приказ поступил, как всегда, неожиданно. 27 августа мы должны были перелететь на военный аэродром Кокайды в Узбекистане, дозаправиться, а утром 28 августа взлететь на Кабул. На каждый из трёх наших транспортников приказали принять по 12 десантников. Дождались, пока прилетит из России борт с бойцами ВДВ, потом полетели.

— Вам довели, какая в Кабуле была обстановка?

— В общих чертах: «Стреляют». Потом уже посольские рассказали, что две недели сидели на территории дипмиссии в подвале — пальба шла безостановочно. Двое человек у них погибли. Вышли муж с женой в свою квартиру за какими-то вещами, а их накрыло шальным реактивным снарядом.

— Ваши самолёты сразу попали под обстрел?

— Ил-76 командира полка, полковника Евгения Зеленова сел, быстро загрузился подъехавшими на грузовиках дипломатами и взлетел нормально. Я зашёл вторым, уже стали постреливать. Третьим садился борт майора Сергея Мельникова. По нему уже стали бить прицельно. Погрузка у меня уже заканчивалась, а тут подъехали индийцы, их человек десять было. Среди них — женщины и дети. Куда деваться? Дал «добро» на посадку. Наши экипажи тогда ещё и дипломатов из Китая, Монголии и Индонезии приняли на борт. Всё бы ничего, я уже выруливал на взлёт, как вдруг талибы подбили Ил-76 Сергея Мельникова. Принял решение прекратить взлёт и забрать его экипаж и пассажиров.

— Вас же тоже могли подбить.

— Конечно, но тогда об этом не думал. Без всяких мыслей о геройстве трезво понимал одно: надо забрать ребят. Мы их приняли, не останавливаясь, прямо в движении, через открытую рампу. Двое раненых у них в экипаже были. Посольские с мельниковского самолета с нами не полетели, остались и солдаты-десантники — защищать их. Они сидели потом в бомбоубежище в аэропорту. Талибы, к счастью, туда не прорвались и всех наших людей потом, следующим утром авиацией афганского генерала Дустума вывезли в пределы бывшего Союза.

Также по теме


«Город был обречён»: генерал-полковник Георгий Шпак — о том, почему афганская армия не защитила Кабул

В 1979 году Георгий Шпак командовал 350-м гвардейским парашютно-десантным полком, который 25 декабря одним из первых вошёл на…

—  Вы нормально взлетели?

— Взлетел хорошо, штатно. Только не знал, как садиться буду. Вся резина с пробитых колёс на взлётно-посадочной полосе осталась — видел, как куски отлетали. К тому же, мой Ил-76 был загружен под завязку. Но получилось: сел в Кокайды фактически на ободах колёс.

Без прогноза

— Анатолий Степанович, последние новости из аэропорта Кабула: несколько человек погибли во время возникшего там хаоса. Эвакуацию возобновили после многочасового перерыва. Ваш прогноз: что будет дальше?

— Людей жалко. Погибли из-за чьей-то глупости и трусости. А прогнозы давать в нынешней ситуации в Афганистане — бесполезно. Всё в руках талибов теперь. Вчера обещали не мешать вылетам, а завтра могут рассадить по склонам гор боевиков с переносными зенитно-ракетными комплексами. Американцы много оружия оставили афганской правительственной армии, а сейчас оно всё в руках у победителей.

В Кабуле и без того сложные взлёт-посадка: схема с максимальным градиентом снижения. Самолёт резко «проваливается» по спирали на взлётно-посадочную полосу и так же сложно с неё взлетает. Если это ещё и под огнём происходит, то лётчикам не позавидуешь. По себе знаю.

* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.





Источник

Оцените статью