Польские и шведские интересы столкнулись в борьбе за литовский лес

События в мире

Борьба за литовский лес происходит между шведским и польским капиталами, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

Лес остается последним активом Литвы

Лес стал яблоком раздора между Литвой и Европой

Еврокомиссия потребовала от литовских властей обосновать поправку в законодательство страны, которая ограничивает право на приобретение леса одним человеком лимитом в 1500 гектаров. В Брюсселе считают, что эта законодательная норма противоречит европейским гарантиям о свободном движении капиталов на территории объединения.

В законодательстве других стран ЕС данных ограничений нет, поэтому литовская норма является эксклюзивной. Заместитель министра окружающей среды Литвы Данас Аугутис заметил, что у Вильнюса осталось меньше месяца для решения проблемы, которую он связал с бывшими правящими кругами страны, принявшими в 2019 году поправки в закон «О лесах».

После парламентских выборов 2016 года в литовскую правительственную коалицию вошла партия «Союз крестьян и зеленых Литвы», которая пролоббировала данную норму с целью воспрепятствовать концентрации лесов в одних руках. Это стало ответом на тенденцию, когда активы расходятся по рукам нескольких компаний, включая шведскую IKEA.

Тогда связанный с шведским бизнесом президент Литвы Гитанас Науседа наложил на законопроект право вето, который литовский парламент преодолел квалифицированным большинством. Теперь данные  нормы хотят убрать с помощью Брюсселя.

Президент Литвы Гитанас Науседа

История с литовским лесом напоминает действия европейцев на Украине по экспорту леса-кругляка. Брюссель запретил Киеву даже думать об ограничении вывоза украинского леса-кругляка в страны ЕС.

Ситуации не совсем одинаковые: если на Украине ЕС проводит колониальную политику, то в Литве спор идет по ограничениям на право собственности на лесные угодья, но в основе один принцип. В Евросоюзе государства разделены на несколько рангов: первый, второй и третий, куда входят страны, которые подписали с Брюсселем соглашения о евроассоциации. Данная система работает на интересы наиболее богатых стран и запрещает ведомым проводить самостоятельную политику.

ЧИТАТЬ  Шугалей раскрыл план Вашингтона по легализации терроризма в Ливии

Швеция ведет экспансию в Прибалтике

«Для Прибалтики характерно, что североевропейский капитал оттесняет там национальный и капиталы других государств от местных активов. История данных отношений длинная и разнообразная: под давлением шведов в Литве был национализирован российский банк и закрыта страховая компания «Росгосстрах»», — констатирует Оленченко.

Швеция активно вторгается в прибалтийские дела

История литовско-шведских отношений насыщена фактами. В частности, литовское давление на БелАЭС подразумевает защиту интересов шведского энергокабеля, проложенного в Литву по дну Балтийского моря.

Литовские власти делают много грозных заявлений в отношении РФ и Белоруссии, но их практические действия направлены на защиту интересов внешних игроков, а не национальной экономики, причем это проявляется везде.

«Североевропейский капитал в Прибалтике доминирует в банковском секторе, финансовых делах и в СМИ. Первые места в данном процессе занимают шведы, затем идут финны, а на третьем месте – датчане», — заключает Оленченко.

Шведские фирмы активно осваивают прибалтийский рынок лесозаготовок, есть регионы где они полностью доминируют.

«В Латвии есть такой район как Латгалия, расположенный на границе с РФ и Белоруссии. Латгалия обладает большими объемами леса, но 65% массивов принадлежат шведским компаниям, распоряжающимся активами по своему усмотрению», — резюмирует Оленченко.

Старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко

Шведский капитал плотно освоил Эстонию, чуть меньше Латвию, а сегодня продолжает экспансию в Литву. В этой стране шведы столкнулись с сопротивлением традиционно сильного в литовской экономике польского капитала.

«Не исключено, что многие действия Вильнюса против шведов инициированы не литовскими, а польскими интересами. В Литве влиятельно польское лобби, особенно это было заметно при прошлом литовском правительстве», — констатирует Оленченко.

Именно оно приняло оспариваемую в данном процессе поправку, поэтому в него вовлечены политические группировки Литвы. Поляки изыскивают формы противостояния североевропейским амбициям на литовскую экономику, но позиции Стокгольма в Брюсселе сильнее, чем у Варшавы: шведы являются давнишними членами Евросоюза.

ЧИТАТЬ  Американист Ордуханян: США выгодно обвинять ВОЗ в некомпетентности

«Шведы активно пользуются европейскими рычагами давлениями, ярким примером которых является история Игналинской АЭС, которая работала на литовской территории до 1 января 2010 года», — резюмирует Оленченко.

Станция являлась основой литовской энергетики и насыщала электроэнергией Прибалтику – именно ее в экономике региона должна заменить БелАЭС. Однако объект закрыли из-за того, что на нем стояли реакторы РБМК как в Чернобыле.

Игналинская АЭС была закрыта в 2010 году

«Евросоюз заставил Литву закрыть объект по соображениям безопасности, а решение было принято в тот момент, когда Швеция и Финляндия председательствовали в Брюсселе. Шведы, финны и датчане проводят экспансию в Литве и активно используют для достижения национальных интересов европейские рычаги», — заключает Оленченко.

Шведы используют для достижения целей знание европейских процедур, собственные авторитет и капиталы.

Источник: https://rueconomics.ru/493619-polskie-i-shvedskie-interesy-stolknulis-v-borbe-za-litovskii-les

Оцените статью
Добавить комментарий