Проект EastMed лишил смысла газовые амбиции Турции

События в мире

Перспективы Турции, Греции и Израиля на шельфе Средиземного моря являются сомнительными, считает заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Добыча газа на шельфе Турции вызывает множество вопросов

Турция предъявила амбиции на средиземноморский газ

Турецкое издание «Хюрриет» сообщило, что судно «Барбадос Хайреддин Паша» продолжит геологоразведочные исследования на нефть и газ в восточном Средиземноморье, где турки заметно усилили активность.

Турция и ее соседи не урегулировали вопрос с исключительной экономической зоной. По Морской конвенции 1982 года исключительная экономическая зона составляет 200 миль от побережья каждой суверенной страны.

В такой зоне разрешен свободный проход кораблей, но право на экономическую деятельность принадлежит государству-суверену. В случае Турции и ее соседей ситуация усугубляется компактностью Восточного Средиземноморья и статусом Кипра.

В этой акватории 200 морских миль одного государства накладываются на 200 морских миль другого государства — в такой ситуации странам нужно договориться в двустороннем порядке о разграничении границ или о совместном использовании акватории.

Существует пример соглашения России и Украины по совместному использованию вод Азовского моря.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Между Грецией и Турцией отношения напряженные — эти страны уже вступали в боестолкновения, находясь в блоке НАТО, серьезный конфликт существует на Кипре, поскольку на северной части острова Анкара создала непризнанное турецкое государство.

Оно называется «Турецкая Республика Северного Кипра» и играет существенную роль в газовых вопросах, поскольку кипрский шельф является лакомым кусочком в восточно-средиземноморских энергетических начинаниях.

Добыча газа на шельфе Кипра приведет к конфликту

«Неурегулированный статус Северного Кипра является одной из ключевых проблем турецких энергетических планов. Еще турок ограничивает то, что кипрские ресурсы являются значимыми в рамках признаваемого Евросоюзом проекта EastMed. Право на них с точки зрения Брюсселя и международного права принадлежит Республике Кипр», — констатирует Фролов.

ЧИТАТЬ  Крупнейшие авиакомпании США отменяют сборы за обмен билетов на фоне COVID-19

Газопровод EastMed должен доставить в Евросоюз сырье с газовых израильских и кипрских месторождений.

«Проект EastMed не является бесспорным и вызывает массу вопросов: в нем не участвует ни одна крупная энергетическая компания, только это не мешает данному начинанию существовать в политическом поле Брюсселя», — резюмирует Фролов.

Вчера его поддержали американцы, продолжая целенаправленную политику по лоббированию интересов Тель-Авива.

Контроль над Кипром разделен

«В Восточном Средиземноморье мы имеем регион с нерегулируемым статусом, где присутствует конфликт интересов по контролю за газовыми месторождениями. Греция, Кипр и Евросоюз здесь противостоят Турции», — заключает Фролов.

Можно провести аналогию с Нагорным Карабахом и представить, что в данном регионе найдены месторождения золота или нефти. Планы по их добыче столкнулись бы с такими же сложностями, какие сегодня есть у турок в районе острова Кипр.

«Только в Средиземном море еще сложнее: тут собираются добывать как «армяне», так и «азербайджанцы», а третьи страны инвестируют в этот энергетический проект. Такая аналогия наиболее ярко демонстрирует перспективы Турции», — констатирует Фролов.

Теоретически Турция может начать что-то добывать, но это приведет к огромному международному скандалу с возможностью применения военной силы одной страной НАТО против другой. Республика Кипр в Альянс не входит, но она поддерживается Грецией.

Добыча газа в Средиземном море не очень выгодна

«Что касается перспектив добычи газа в Восточном Средиземноморье, то они хорошо видны по проекту EastMed. Он базируется на нескольких месторождениях газа, которые сравнительно невелики. При этом строительство газопровода сложно осуществимо технически из-за величины глубин — ситуация в Средиземном море сложнее, чем в Черном море», — резюмирует Фролов.

Заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов

EastMed планируется укладывать на глубинах до 3,5 тысяч метров, что непросто для любого инфраструктурного проекта.

«Все это требует огромных капиталовложений, которые пока не просчитаны до конца. Технико-экономического обоснования у данного проекта нет, но это не помешало еврочиновникам радостно его пролоббировать», — заключает Фролов.

ЧИТАТЬ  Лукашенко поручил закрыть бастующие предприятия

Еврочиновники постоянно встречаются с израильтянами и рассуждают о диверсификации поставок газа в Евросоюз.

«Проект можно осуществить технически, но это будет дорого и отчасти бессмысленно, потому что разговор идет о прокладке труб на большую глубину при обсуждаемом объеме газовых поставок в 16–20 млрд кубов», — констатирует Фролов.

Для такого проекта это небольшие объемы, что не помешало EastMed получить статус общественно-важного и выйти из-под действия Третьего энергопакета, с помощью которого в Брюсселе ограничивают «Северный поток — 2».

«Европейцев не смущают постоянные скандалы вокруг Кипра и плавающие там военные суда. В европейской риторике Россия является агрессивной страной, а Турция — миролюбивым государством», — резюмирует Фролов.

«Северный поток – 2» остается самым эффективным энергопроектом

Пока ни один крупный европейский инвестор не проявил интереса к EastMed, но это не мешает его лоббированию и обсуждению на политическом уровне. В конце концов был же построен TANAP, а он также экономически неэффективен.

Действия Турции добавляют абсурда сложной ситуации в регионе, хотя у Анкары есть козырь в виде Северного Кипра. Планы греков, киприотов и израильтян затрагивают северную часть острова, поэтому стороны продолжат торговаться и угрожать друг другу.

Источник: https://rueconomics.ru/471011-proekt-eastmed-lishil-smysla-gazovye-ambicii-turcii

Оцените статью
Добавить комментарий